Чолпон-Ата встречает гостей. Лидеры Центральной Азии обсудят насущные вопросы

0
342

Будет ли на первой после военного вторжения России в Украину встрече глав пяти стран Центральной Азии обсуждаться война и ее последствия? Дистанцируются ли от Москвы ее союзники? Снижается ли влияние России в регионе? И смогут ли страны ЦА расширить сотрудничество в этих условиях? Своё мнение по этой консультативной встрече высказала исследователь Центральной Азии Дженнифер Брик Муртазашвили, директор Центра управления и рынков Университета Питтсбурга в США.

Учитывая происходящее на мировой арене, нынешнее время очень важно для Центральной Азии. Думаю, лидеры стран региона понимают, что они лучше смогут сохранить свой суверенитет и независимость, если будут работать вместе. Считаю, что вместо термина «интеграция» лучше использовать понятие «региональное сотрудничество», поскольку, на мой взгляд, пока преждевременно говорить о какой-либо интеграции. Как известно, у стран региона до сих пор есть очень серьезные разногласия. Если посмотреть, например, на Кыргызстан и Таджикистан в контексте их пограничных споров, то там достаточно нерешенных вопросов. Но при этом мы видим серьезные шаги в направлении регионального сотрудничества. Они могут включать создание определенного органа на региональном уровне, который сможет содействовать сотрудничеству без опоры на внешние третьи стороны.

Страны региона все еще пытаются определить свой внутренний суверенитет, пытаясь при этом взаимодействовать друг с другом. И, конечно же, существует внешний фактор и та роль, которую сыграли такие игроки, как Россия, Соединенные Штаты и даже Китай, в уравновешивании государств региона. Я думаю, что страны Центральной Азии сейчас начинают осознавать, что они обладают большей силой, когда работают вместе, особенно взаимодействуя с Россией, Китаем или США. При этом США больше не являются важным игроком в регионе с августа прошлого года, после вывода войск из Афганистана.

Я думаю, встреча в Чолпон-Ате в любом случае будет важной, даже если не будет достигнуто ничего конкретного. По моему мнению, ключевым моментом сотрудничества является именно механизм взаимодействия, который должен быть выработан для предотвращения конфликтов. Это посредничество, когда лидеры пяти государств встречаются лично и имеют возможность обсудить существующие проблемы. И я считаю очень важным присутствие Туркменистана, поскольку эта страна собирается присоединиться к такому соглашению впервые.

Я соглашусь с тем, что влияние России в регионе снижается. Но оно снижается не по той причине, которую приводит большинство аналитиков. Думаю, что война в Украине продемонстрировала моральную сторону того, как сложно сотрудничать с Россией. Если представить Казахстан, он смотрит на то, что Россия делает в Украине, слушая оправдания России, и при этом понятно, что путинское оправдание вторжения в Украину может быть легко применимо и к Казахстану. Поэтому страны региона чувствуют себя очень уязвимыми.

Еще одна проблема заключается в том, что война показала слабость армии России. Многие, похоже, ожидали, что Россия одержит очень быструю победу в Украине, но этого не произошло. Страны Центральной Азии смотрели на Россию как на гаранта безопасности, способного обеспечить безопасность в рамках Организации Договора о коллективной безопасности. В Таджикистане на границе с Афганистаном дислоцированы тысячи российских солдат, это рассматривалось как способ защитить регион от вторжений боевиков. Я думаю, что теперь многие страны могут сказать: если у России такие проблемы в Украине, то как она сможет защитить Центральную Азию, которая так далеко? Поэтому сейчас эти страны задаются вполне прагматичным вопросом «А нужна ли Россия?», «Сможет ли Россия выполнить обещанное?». И я не уверена, что ответы положительные.

Есть и экономические проблемы. Россия, очень важный экономический игрок во многих странах региона, переживает экономический спад. Но я считаю, что этот спад дает странам возможность диверсифицировать свои источники экономического роста. Мы думали, что COVID станет возможностью сделать это, когда так много стран ранее зависели от денежных переводов в Россию. По-моему, сейчас открылась еще одна возможность для государств Центральной Азии вернуться к диверсификации, потому что как COVID, так и санкции продемонстрировали всю уязвимость опоры на Россию.

Есть финансовые риски, риски безопасности, риски того, что Россия каким-то образом дестабилизирует регион. Конечно, страны Центральной Азии хотят иметь хорошие отношения с соседями. Есть проблема трудовых мигрантов. Все эти риски будут иметь серьезное значение.

Однако именно сейчас государства Центральной Азии осознают, насколько уязвима Россия. Долгие годы они смотрели на нее как на огромного партнера, своего рода «старшего брата» в этих отношениях, уходящих в советское прошлое. Но теперь мы видим нечто совершенно иное. Мы видим, что Россия на самом деле сама сильно зависит от Центральной Азии в плане трудовых мигрантов. Конечно, и Центральная Азия зависит от России. Но Россия, учитывая санкции, учитывая нехватку рабочей силы, действительно нуждается в центральноазиатских государствах и трудовых мигрантах из них, чтобы поддерживать свою экономику, поскольку демографическая ситуация в самой России оставляет желать лучшего.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь