Алма-Ата 1921. Катастрофа вековой давности

0
672
Улица Капальская (ныне Кунаева) в августе 1921 года.

Краевед В. Д. Городецкий в 1930 году писал, что город Алма-Ата знаменит не только великолепными видами на горы и их прекрасной природой, но и катастрофическими землетрясениями 28 мая 1887 года, 22 декабря 1910 года. И добавил, что 8 июля 1921 года над городом разразилась третья катастрофа с той стороны, откуда ее не ждали – со стороны маловодной горной речки Малой Алматинки (ныне Киши Алматы). Он имел в виду селевой поток.

В нынешнем году исполнилось сто лет со дня этого страшного события, оставившего след в коллективной памяти нескольких поколений горожан. Многие о нем слышали, но большинство подробностей не знает. Напомним, как это было, что стало причиной природной катастрофы и может ли она повториться снова.

СНАЧАЛА БЫЛА ВОДА

Ущелье Киши Алматы в начале XX века было самым близким к городу (на западе его граница проходила по реке Весновка, ныне — Есентай). Оно привлекало жителей Верного (с февраля 1921-го – Алма-Аты) возможностью проехать по ущелью на довольно далекое расстояние в экипаже, своей красотой, сильной лесистостью и довольно большой шириной. Еще в царское время в ущелье появились дачи, в том числе губернаторская и архиерейская (обе в месте соединения ущелий Бутаковка и Киши Алматы). Вскоре после установления в Верном советской власти не одна сотня людей поселилась в ущелье Киши Алматы на постоянное жительство.

Лето 1920 и 1921 годов, по свидетельству В. Д. Городецкого, несколько отличалось от предыдущих. Снеговые пятна наблюдались там, где в более ранние годы не держались.

В день катастрофы горы до половины закрывал густой туман. С утра лил сильный дождь, сопровождающийся молниями и раскатами грома. С полудня дождь усилился, периодически переходя в сильный ливень.

Гляциолог Н. Н. Пальгов ливнем был застигнут в окрестностях Алма-Аты. По его свидетельству, ощущение было такое, как будто окунул голову в воду. Чтобы сделать вдох, приходилось прикладывать ладонь к козырьку. К вечеру стало тише, а слой облаков тоньше. Через них заходящее солнце осветило всё странным желтоватым цветом. Часы показывали восемь вечера. В горах уже началась катастрофа.

Громадная масса воды высотой четыре-пять метров понеслась к городу вместе с вырываемыми с корнем деревьями и камнями. Минут через двадцать после водяного вала пошел второй, более высокий, но не водяной, а грязевой.

В восемь вечера первый (водяной вал) достиг санатория в районе нынешнего спорткомплекса «Медеу». Поток захлестнул стоявший у реки барак с квартирой доктора Киселева, не причинив существенного вреда. Напуганный доктор покинул барак и побежал в безопасное место, услышав шум второго вала. Едва отбежал, оглянулся – барака уже нет.

Грязекаменный поток сносил по пути строения, увлекал с собой людей, выбежавших к реке на шум, домашних животных. Сквозь шум потока были слышны вопли людей, крики детей о помощи.

На возвышении высотой восемь метров стояла бывшая архиерейская дача с домовой церковью. В то время в ней находился интернат для маленьких детей. Поток ударил по возвышению. Учитель успел увести детей на соседнюю дачу. Старик-сторож забрался, чтобы спастись, на колокольню. От здания осталась только часть купола, выброшенная потоком на берег в двух километрах ниже.

Ниже разрушенного интерната находился самый крупный массив дач. Здесь было наибольшее количество человеческих жертв. Люди, успевшие отбежать на безопасное расстояние, утром не могли найти места, на которых стояли снесенные дома. Вокруг всё было исковеркано и завалено крупными валунами.

КАТАСТРОФА В ГОРОДЕ

При приближении к южной границе Алма-Аты сель разделился на два потока. Западный двинулся по старому руслу реки, занятому рекой Есентай. Второй – по действующему руслу. Между нижними дачами и городом берега довольно высокие, поэтому на этом участке были разрушены только стоявшие близко к воде строения, да местами поток вышел из берегов. У мельницы Гаврилова берега снизились и восточный поток разделился на два рукава.

Левый поток шириной 200 и высотой 3 метра направился по головному арыку и обрушился на жилые кварталы. Участок между нынешними проспектом Достык и улицей Кунаева он прошел по диагонали, сильно разрушив три верхних квартала. От угла Госпитальной (сейчас Жамбыла) и Капальской поток направился по последней. «Берегами» были границы улицы. Разламывало заборы, двери домов, камни влетали через окна, лязгало железо разбитых крыш, падали под ударами камней деревья. Звучали крики зовущих на помощь. А с неба в полной темноте лил холодный мелкий дождь.

Участь домов была разной. Одни под напором селя разваливались на бревна. Другие плыли вместе с потоком практически целыми и нередко с их обитателями.

Грязью залило часть парка потоком с Капальской улицы и его ответвлением по Нарынской улице (нынешняя Уалиханова). С угла Капальской и Торговой (ныне Жибек Жолы) сель начал ослабевать. Отсюда до северной границы города (проходила по линии нынешнего проспекта Райымбека) поток оставил мощные отложения валунов. За город были вынесены лишь небольшие речные валуны, но главным образом грязь и материалы разбитых построек. Еще один поток прошел по Пушкинской улице (сейчас Пушкина). Но самый сильный – по Капальской. Восточное ответвление двигалось по руслу Киши Алматы и нанесло меньше ущерба – снесены мосты, мельницы, местами разлилась грязь.

Западная часть города почти не пострадала, так как основная масса камней не добралась до границы города. Поток прошел по улице Гончарной (сейчас Муратбаева), создав новое русло Есентая.

ЗАСТИГНУТЫЕ ВРАСПЛОХ

На улице уже было темно, люди в домах не могли понять, что происходит. Когда жилища начали шататься, то их обитатели подумали, что это очередное землетрясение, к которым горожане привыкли.

Учитель Соколов жил с женой на Капальской улице (ныне Кунаева). Когда их дом разрушался, их выбросило на улицу, где супруги ухватились за бревно, вместе с которым поток понес их с большой скоростью вниз. Видят в темноте что-то огромное, движущееся на них. Это был плывущий дом. Жену стало подтягивать под строение, но она успела выбраться и дом пронесся мимо. Волной с бревна сбило жену. Муж бросился ей на помощь. Поток увлек их дальше. Остановиться им удалось, ухватившись за деревья. Они оказались у крыльца клуба Красной армии. Оба уже давно без одежды. Постучались в дверь. Впустили не сразу, а после выяснения всех обстоятельств. Им дали шинели и отвели в казармы.

Корбышевы на Капальской улице имели два дома. Один был разрушен потоком. А второй без всяких повреждений переплыл на другую сторону к ограде, где в доме Смирновых жил отряд красноармейцев. Утром военные пришли к приплывшим узнать их состояние, чем сильно удивили Корбышевых. «Что это вы к нам пожаловали?» «Не мы к вам, а вы к нам» – ответили красноармейцы.

В сторожке Троицкой церкви (находилась на месте Института геологических наук) крепко спал пьяный сторож и не почувствовал того, что поток немного передвинул его обитель. Утром мужчина долго не мог понять, почему каждый день, выходя на улицу, видел церковь справа, а теперь она слева. И задавался вопросом, не выпил ли накануне больше обычного…

СТРАШНЫЕ ИТОГИ КАТАСТРОФЫ

Масштаб случившегося вечером 8 июля можно было увидеть только утром. Испуганные лица горожан, ведущих розыски. Местами лежат грязные обезображенные трупы людей и животных, кругом громадные камни и масса грязи. Остатки разрушенных строений. Какие-то дома стоят либо посередине улицы или около других домов.

В результате катастрофы пропало без вести около 500 человек. Найдено 149 трупов (из них 63 детских). 80 человек получили раны, ушибы.

Всего пострадали 500 семей с общим числом 3000 человек (7 % населения города). Разрушено 65 домов, повреждено 82, разрушено 174 хозяйственных постройки, повреждено 63. Разрушено и унесено 18 мельниц, одна пасека, табачная фабрика, два кожевенных завода. Погибло до 500 домашних животных, не считая птиц.

Эта природная катастрофа способствовала тому, что городские власти задумались над тем, как обезопасить город от этой стихии.

ГДЕ И ПОЧЕМУ ОБРАЗОВАЛСЯ СЕЛЬ?

Этим вопросом некоторые горожане задались сразу после катастрофы. Уже через несколько дней после селя в ущелье Киши Алматы отправились А. Ф. Вержбицкий и В. В. Епанечников. Они обследовали как основное ущелье, так и ущелья притоков. А. Ф. Вержбицкий пришел к выводу, что очагом образования селя стала речка Сарысай (приток Киши Алматы) и ее приток Чимбулак (ныне Шымбулак).

Наиболее тщательно следы прохождения селя 1921 года изучались в 1937–1939 годы экспедицией Академии коммунального хозяйства РСФСР под руководством Н. С. Дюрнбаума, когда разрабатывался второй проект противоселевой защиты Алма-Аты.

Сель зародился в рытвинах юго-западного склона пика Шымбулак и в двух селевых врезах. В селеведении (научная дисциплина, изучающая сели) селевой врез определяется как мощное морфологическое образование, выработанное в толще древних моренных отложений и чаще всего приуроченное к резким перегибам рельефа. Долины Правого и Левого Шымбулака, а также продолжение Шымбулака после их слияния представляли сплошные селевые врезы. В месте их слияния – оползневые ниши.

Дожди 8 июля 1921 года прошли на протяжении 150 км хребта Заилийского Алатау (ныне Иле Алатау). Наиболее интенсивными осадки были над Шымбулаком. В районе метеостанции «Медеу» их слой составлял 72 мм. Над районом формирования селя, по предположению академика Н. Н. Пальгова – 116 мм (это заметно выше месячной суммы осадков). Сильный ливень привел к эрозии моренных отложений Правого и Левого Шымбулака и в месте их слияния вызвал мощные оползни. В итоге образовался грязекаменный сель.

Доктор географических наук Виктор Благовещенский рассказал автору, что следы селя 1921 года видны в основном в городе – в виде больших камней, которые иногда встречаются в том или ином месте, например, около гостиницы «Казахстан». Там они использованы как элемент ландшафтного дизайна. 

ВОЗМОЖНО ЛИ ПОВТОРЕНИЕ?

Это не только возможно, но уже и происходило после 1921 года. 21 июля 2013 года по Шымбулаку прошел сель, длившийся две минуты. Он остановился в небольшом озере перед водосбросом воды из Сарысая в Киши Алматы по трубам под дорогой. Его мощь значительно уступала селю 1921 года. Несмотря на это поток уничтожил селезащитное сооружение, натянутое в устье Сарысая еще в 1960-е годы. Оно состояло из метровых ячеек, которые были сделаны из арматурной стали толщиной 25 мм. Причина этого селя была рукотворной: при реконструкции лыжной трассы засыпали подземные дождевые стоки. После этого селя в устье Сарысая построили плотины двух типов.

Казахстанские селеведы в бассейне Киши Алматы выявили 30 селевых очагов. Три из них в Шымбулаке. По прогнозам ученых, в русле Шымбулака вероятность формирования селя в будущем повышенная и этот сель угрожает спорткомплексу «Шымбулак», автодороге «Шымбулак» – «Медеу», мосту. Далее на пути селя будет селехранилище перед плотиной на Медеу с объемом 12,6 млн м3. Общее количество перемещенной селем 1921 года грязекаменной массы оценивается в 1,6 млн м3 – 3,5 млн м3. Таким образом, Медеуское селехранилище способно вместить несколько селей, равных селю 1921 года.

Вероятность формирования селей в остальных 27 селевых очагах бассейна Киши Алматы селеведы оценивают как среднюю или низкую.

При написании статьи использованы краеведческий очерк В. Д. Городецкого «Алма-Атинская катастрофа 8–9 июля 1921 года» (1930 год), монографии «Селевые явления Юго-Восточного Казахстана» (А. Р. Медеу, В. П. Благовещенский, Т. А. Баймолдаев, Т. Л. Киренская, Б.С. Степанов; 2018 год), «Селевые процессы и селетехнические сооружения» (Б. С. Степанов, Р. К. Яфязова; 2014), «Природа селей Заилийского Алатау. Проблемы адаптации» (Р. К. Яфязова; 2007 год). Также автор признателен за консультации при написании очерка докторам географических наук Борису Сергеевичу Степанову, Виктору Петровичу Благовещенскому и доктору технических наук Розе Каюмовне Яфязовой.

Алоис Назаров

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь