Почему результаты выборов привели к массовым протестам в Киргизии

0
116

Участники протестов требуют новых выборов и прихода к власти новых людей, а не смены политической системы. Поэтому речь не идет о революции, считают опрошенные DW эксперты.

Киргизию лихорадит. Массовые протесты начались в понедельник, 5 октября, после объявления результатов выборов в парламент.На улицы Бишкека вышли люди, возмущенные тем, что из-за массовых фальсификаций семипроцентный барьер не преодолели двенадцать из шестнадцати участвовавших в них партий. Зато более половины голосов собрали две партии власти. В списках кандидатов одной из них – “Биримдик” – брат действующего президента Асилбек Жээнбеков. Другую – “Мекеним Кыргызстан” – вел на выборы брат чиновника, имя которого фигурирует в громких антикоррупционных расследованиях.

В стране и до выборов накопился потенциал для социального взрыва. “Уже было ясно, что рано или поздно нечто подобное произойдет, потому что президент и его команда за три года не смогли решить ни одну социальную задачу. Народ надеялся, что пройдут справедливые выборы, и во власти появятся новые лица”, – рассказывает политолог Таалатбек Масадыков, один из лидеров Социалистической партии Киргизии (СПК), которая отказалась от участия в этих выборах.

Спонтанный протест или третья киргизская революция?

В результате Бишкек и ряд других городов охватили протесты. В российских СМИ заговорили о новой революции, организованной некими силами, стремящимися дестабилизировать республику. Однако инсайдеры отмечают, что нынешние протесты, в отличие, к примеру, от революций 2005 и 2010 годов, начались спонтанно.

“Обычно, когда сценарий протеста разрабатывается заранее, у его организаторов есть время для проведения курултая оппозиционных сил и сбора своих сторонников в регионах, для переброски их в Бишкек. А сейчас ситуация развилась так быстро, что автобусы с людьми из регионов просто не успели бы доехать. Протесты в столице осуществили горожане и жители прилежащих к Бишкеку местностей”, – говорит завкафедрой международных отношений и права дипломатической академии МИД РК Айнур Джоробекова.

Главным требованием протестующих было проведение новых выборов. “Конечно, за каждой партией стоят некие влиятельные круги, но не думаю, что они объединились и централизованно направляли протесты. Скорее, это произошло спонтанно. На площади были разные группы. Единым у них было отношение к власти, которая провела абсолютно сфальсифицированные выборы”, – анализирует ситуацию Таалатбек Масадыков. А власть оказалась слаба и не смогла контролировать ситуацию. Даже среди силовых структур она не получила необходимую поддержку, продолжает он.

Два координационных совета оппозиции претендуют на власть

“На этот раз народ повел себя более организованно, чем в ходе многочисленных волнений прежних лет. Протесты поначалу проходили без погромов. Но в ночь на 6 октября появились провокаторы, которые занялись мародерством, как бы от имени тех, кто митингует. В итоге силовые структуры попытались применить спецсредства, шумовые гранаты, водометы, слезоточивый газ, и протестующих удалось разбить на несколько групп. Но народ не уступил, и силовики приняли его сторону”, – говорит собеседник DW.

В результате протестующие взяли штурмом здание парламента, освободили из мест заключения бывших президента Алмазбека Атамбаева и премьера Сапара Исакова, и еще нескольких известных политиков. Одного из них, Садыра Жапарова, 6 октября депутаты нынешнего созыва парламента под давлением толпы назначили премьер-министром.

Политики оппозиционных партий создали два координационных совета, оба заявили, что берут на себя функции временной власти. Тем временем официальная власть в лице президента Сооронбая Жээнбекова и руководства ЦИК объявила опроведении повторных выборов, а партия “Биримдик” согласилась принять в них участие. Казалось бы, теперь протестующие могут отпраздновать победу и успокоиться.

“Взятие власти было мгновенным, без долгих протестов, и несколько сумбурным. Не думаю, что нынешняя оппозиция ставит задачей изменение конституционных основ власти. Самое главное – это пересмотр результатов выборов”, – так вечером во вторник оценила ситуацию Айнур Джоробекова. Но не все так просто. “Решение ЦИК о повторных выборах, конечно, ослабило давление протеста. Но на площади в Бишкеке остались протестующие. Проблема в том, что людей не столько возмутила победа партии “Мекеним Кыргызстан” коррупционера Матраимова, сколько то, что большая доля тех, за кого отдавались голоса, не попали в парламент, так как не прошли семипроцентный барьер. Но этот барьер определен законом, причем вполне разумным. И как это обойти на следующих выборах так, чтобы общество это приняло, я пока себе не представляю”, – считает научная сотрудница Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент.

Новые руководители и власть президента Жээнбекова

Ночь на 7 октября в Бишкеке прошла неспокойно. Помимо групп мародеров и народных дружин охраны порядка, созданных для защиты от погромщиков, сохраняли активность протестующие. Но требования у различных группировок разные – от отставки президента до неприятия нового премьер-министра, назначенного старым парламентом. Заметно, что прежние лидеры, в том числе, вышедшие из-за решетки, уже не подходят на эту роль. Параллельно с этими протестами некие группы предприняли попытку захвата некоторых крупных коммерческих объектов, в том числе офиса золотодобывающей компании “Кумтор” в Бишкеке.

Некоторые чиновники попытались воспользоваться ситуацией и самоназначиться на высокие посты – сразу двое претендентов назначили себя на роль Генерального прокурора республики, есть самоназначенец, “от имени народа” занявший кресло мэра столицы, ушедшего сейчас в отставку, появились “комендант Бишкека” и самоназначенный “и.о. ГКНБ”. За этими людьми стоят активисты, готовые поддержать их силой. Со своей стороны, Сооронбай Жээнбеков назвал все эти назначения нелегитимными и заговорил о попытке незаконного захвата власти.

Айнур Джоробекова, имеющая постоянный контакт со студенческой средой, считает, что нынешние события при всей их драматичности вряд ли выльются в гражданское противостояние и в противостояние регионов. “По крайней мере, активная молодежь в Бишкеке опасается не этого, а того, что плодами протеста воспользуются старые деляги, которые уже сегодня начали делить портфели и самоназначаться – кто прокурором, кто – министром, а кого-то уже называют президентом. И тогда это будет сменой политических портретов, не более того”, – говорит она.

По словам Таалатбека Масадыкова, потребуется неделя-две, чтобы эмоции улеглись, и тогда начнется обсуждение дальнейших конструкций власти. Первая задача – сохранить стабильность и не допустить дальнейшего разделения страны по региональному принципу, подчеркивает он. “Асилбек Жээнбеков в Оше уже пытался мобилизовать сторонников президента Жээнбекова, его южный электорат. Но даже там сейчас очень много тех, кто против президента и его команды”, – уверен Масадыков. Киргизский политолог не думает, что власть Сооронбая Жээнбекова сохранится. “События 5 октября показывают, что он не справляется с ситуацией. У него уже нет ни команды, ни воли”, – говорит он.

Немецкий обозреватель Беате Эшмент смотрит на нынешнюю ситуацию со скепсисом: “Сейчас очень трудно разобрать, каковы там движущие силы. Например, пока не ясно, кто стоит за акцией по освобождению Атамбаева. Но что можно утверждать – это не революция, поскольку революция означала бы, что сама политическая система в Киргизии изменилась бы. А я это исключаю на сто процентов. Придут новые люди, но не новая система. Как и после так называемых “революций” 2005 и 2010 годов”.

Реакция Узбекистана и Казахстана на протесты в Киргизии

Соседи Киргизии по-разному отреагировали на протесты и последовавшее за этим двоевластие. Ташкент постарался полностью исключить эти события из медийного пространства Узбекистана. И, по информации, полученной от инсайдера на условии анонимности, направил дополнительный контингент силовиков в Ферганскую долину. Цель – не только укрепление границы с Киргизией, но и опасение, что протестные настроения перекинутся на население Узбекистана, очень недовольное чиновничеством, не справляющимся с эпидемией коронавируса.

В Казахстане президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что происходящее в Киргизии – это внутреннее дело Киргизии. По утверждению главы республиканской погранслужбы, охрана границы с Киргизией проходит в обычном режиме. Казахстанские СМИ подробно освещают ситуацию в соседней стране.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь